Виктор Добронравов - исполнитель главной роли в спектакле Царь Эдип

"Царь Эдип" Добронравов в Таллинне: какое счастье, что я работаю не ради денег

247
(обновлено 09:57 13.10.2018)
Какой самый красивый город в странах Балтии, в чем уникальность спектакля "Царь Эдип", где можно соприкоснуться с космосом, что нужно для счастья и в чем секрет театра, рассказал в эксклюзивном интервью Sputnik Эстония Виктор Добронравов, актер кино и Московского театра имени Евгения Вахтангова.

ТАЛЛИНН, 13 окт — Sputnik, Светлана Бурцева. Театральный фестиваль "Золотая Маска" в Эстонии начался в пятницу, 12 октября, с показа спектакля "Царь Эдип" — совместной постановки Театра имени Евгения Вахтангова с Национальным театром Греции. Накануне, в четверг, актеры приехали в Таллинн, и Sputnik Эстония побеседовал с Виктором Добронравовым, исполняющим роль царя Эдипа.

Самый прекрасный город на земле

- Виктор, раньше вам уже приходилось бывать в Таллинне. Какие чувства в актерской душе вызывает наш город?

— Мы приезжали сюда уже много раз. И я считаю, что осенний Таллинн — это самый прекрасный город на земле. В этот раз нам особенно повезло — погода чудесная, солнечная. Я обожаю Таллинн. Из всех прибалтийских городов Таллинн, на мой взгляд, самый красивый.

- Вы не боитесь обидеть Ригу или Вильнюс?

— Ну, я говорю свое мнение. Рига кажется маленькой. А Вильнюс широкий, да он и сам по себе большой и уступает Таллинну в плотности архитектуры. Мы часто приезжаем в Прибалтику, и нам здесь нравится. Но Таллинн я люблю особенно. С нами приехали греческие артисты. По дороге в Таллинн я им говорил: "Ребята, вы увидите настоящую осень. Осень в Старом Таллинне — это что-то необычайное".

Без греков "Эдипа" не сыграть

- Виктор, спасибо за такие теплые слова о нашем городе. Чем спектакль "Царь Эдип" знаменателен для вас?

— Свою работу комментировать и оценивать сложно. Спектакль интересен тем, что на сцене настоящие греки — это событие в Москве. Они приезжают в Москву раз в месяц, каждый раз, когда идет спектакль. И это не русские люди, выучившие греческий язык. Это настоящие греки, особенные, самобытные. Этому не научить.

Александр Батрак рассказал, как актеры учат свои роли >>

Когда мы выпускали спектакль, думали, что с греческими актерами сыграем только премьеру, а потом что-нибудь придумаем. Но позже поняли, что без них спектакль не может быть. Они стали его неотъемлемой частью.

- Что же послужило тому причиной? Вряд ли только язык. Может быть, их темперамент?

— Я не знаю (задумчиво). Наверное, все вместе. Вообще, спектакль создавался и выпускался в Греции. Мы играли в театре V века до нашей эры, театре Эпидавра (один из древнейших театров в мире находится в древнегреческом городе Эпидавре, расположенном в восточной части Пелопоннеса. Театр был построен в 350-330 годах до н.э. Поликлетом Младшим — Ред.). Представляете, 25 веков этому месту, а мы стояли на этой земле. Я босиком ходил по греческой земле — там связь с космосом напрямую. То есть эта такая соль земли. Это было что-то потрясающее.

И команда, создававшая этот спектакль, говорила на четырех языках. Литовцы на литовском, греки на греческом, русские на русском. И с греками мы общались на английском. В Греции, в Эпидавре, мы почувствовали особую связь. Эпидавр — это место силы, потому что рядом с театром расположен храм Асклепия (строительство святилища, где поклонялись Асклепию, покровителю медицины, приходится на 420-490 годы до нашей эры. Это была главная здравница античности. С IV века храм представлял собой центр паломничества и исцеления — Ред.)

Понимаете, непонятно, откуда в Эпидавре, очень далеко от больших городов Фивы, Афины, такой зал. Там есть амфитеатр, есть сцена, но нет той части оркестра, которая заменяла собой задник. Современные ученые предполагают, что это был какой-то портал, куда приходили люди, — волшебное место, где происходило некое космическое врачевание. Удивительное место.

Наш спектакль интересен тем, что он там родился. Сейчас мы работаем в некоей квадратуре круга. Сцена в театре квадратная, а многие мизансцены в спектакле остались круглыми, как это было на премьере в амфитеатре в Греции. Это такое интересное совмещение форм.

Глаза друг другу выкалывать не надо

- Когда вы играете царя Эдипа, в глубине души переживаете те чувства, которые обуревают героя?

— Актер играет то, что написано автором. Я должен чувствовать это состояние, и я чувствую, потому что этого требует материал. Вначале Эдип на вершине мира. Он уставший, успокоившийся. Он думает, что перехитрил, обманул богов. Он думает, что он над ними.

- Но вы не царь, а Виктор, вы же не перехитрили богов? Как играть то состояние, которое неведомо?

— Сложно ответить на этот вопрос. Мы не сходим с ума, как наши герои, мы не выкалываем друг другу глаза. Это же игра. Но если мы делаем правдоподобно, зритель верит. Наша задача в том, чтобы поверил. Если же делаем недостаточно хорошо, зрители не верят.

Я по знаку гороскопа – Рыбы, и многие вещи делаю интуитивно. За 10 лет работы с режиссером Римасом Туминасом я научился его чувствовать и понимать. В последнее время мне кажется, что я знаю — ему понравится все то, что осмеливаюсь ему предложить. Когда ты чувствуешь человека, ты знаешь, что ему предлагать. Это как в музыке — в другой тональности не играешь.

Актера формирует театр

- В последнее время спектакли часто называют режиссерскими, потому что автор — режиссер. Роль актеров, их идеи уже не существенны?

— Это так, спектакли режиссерские. Вы знаете, это всегда момент индивидуальный. Когда работаешь с такими мэтрами, как Туминас или Бутусов, нужно соответствовать режиссеру. Соответствовать, потому что ты работаешь с большим мастером, с большим художником.

Виктор Добронравов - исполнитель главной роли в спектакле Царь Эдип
© Sputnik / Светлана Бурцева
Виктор Добронравов - исполнитель главной роли в спектакле "Царь Эдип"

 

А иногда приходишь в кино, а в режиссерском кресле такой же человек, как ты. Только ты в кадре, а он за кадром. Это не его кино. Он не Тарковский, не Шукшин. Чаще всего, он не имеет достаточного опыта.

- Театр, на ваш взгляд, круче кино?

— Театром и кино сейчас занимаются все кому не лень. Нам, Театру имени Вахтангова повезло, что в 2008 году его возглавил Римас Туминас. Людмила Васильевна Максакова говорила мне (Виктор голосом подражает актрисе): "Котик маленький, я видела все стадии расцвета театра Вахтангова. Театр Вахтангова никогда раньше не был на такой высоте".

- Даже несмотря на то, что это всегда был знаменитый театр?

— Безусловно. В советское время это был актерский театр, в котором блистали звезды — Яковлев, Этуш, Гриценко, Лановой. То был период расцвета актерского театра, а сегодня театр режиссерский.

При этом спектакль может ставить Римас Туминас, а может ставить Тютькин-Пупкин.

Нужно трезво, адекватно оценивать себя и людей, с которыми ты работаешь. Когда плаваешь в море, океане, в луже потом барахтаться не хочется. Римас Туминас — это океан.

- Вы работаете и в театре, и в кино, а что в приоритете лично для вас?

— Я отвечу просто. Это не я придумал, и это правда. В театре актер набирает. В театре актер получает. Есть застольный период: спектакль выпускается четыре месяца, материал разбирается, актеры всё разжевывают, придумывают, присваивают. И этот багаж, этот опыт позволяет нам выпускать спектакли, и этот же багаж и опыт при съемках в кино позволяют играть всё.

На съемочной площадке говорят "Здесь тебе нужно заплакать", а ты понимаешь, что делал это вот в том спектакле. И ты достаешь из своего актерского сундучка накопленный багаж. Когда люди работают только в кино, им сложнее, потому что в кино они должны сразу выдавать результат. А откуда результат возьмется, если ты не имеешь опыта играть драму, трагедию, мюзикл, оперетту, комедию — что угодно.

- В вашем сундучке есть всё?

— Да. Я — баловень судьбы. В моем репертуаре есть всё — и комедии, и древнегреческие трагедии, и драма.

- У вас есть свой любимый спектакль?

— Есть. Булгаковский "Бег". У нас есть спектакль постановки Юрия Бутусова, великого, грандиозного, потрясающего питерского бунтаря. С ним только так — либо ты пробиваешь стену и попадаешь в космос, и тогда это твое любимое, и ты это никому не отдашь. Либо этого не случается. Такое тоже бывает. Художник, он на то и художник. Сегодня у него хороший период, через год у него депрессия. Но спектакли надо ставить.

Гамлета у Тютькина-Пупкина играть не буду

- Виктор, вы счастливый человек?

— Очень счастливый. У меня прекрасная семья. Мои родители живы и здоровы. Я живу в красивом городе, где работаю в великом театре. Мы в театре шутим, что нам в последние годы даже делать капустники не о чем, потому что не на что жаловаться (смеется). Капустник же выявляет какие-то больные темы. А мы в шоколаде в плане театра и вообще. Конечно, на Бога надейся, а сам не плошай.

- У счастливого человека есть какие-то желания, планы, цели есть? В чем они?

— Я как-то не думал об этом. У меня есть спектакль "Бег". Я играю Хлудова, и даже был номинирован на "Золотую Маску", но я никогда не мечтал играть Хлудова и никого не мечтал играть в "Беге". У меня есть спектакль "Царь Эдип". Я никогда не мечтал играть царя Эдипа. Я даже не думал об этом. Я не настолько амбициозен.

Батрак: актером остаешься и при просмотре спектакля >>

Понимаете, скажем, Гамлета мечтает сыграть любой артист. Но вопрос, у кого, зачем, почему. Что мне этот Гамлет, если его ставит Тютькин-Пупкин. А у Туминаса я сыграю любую роль, которую он мне предложит, даже если она маленькая и без слов.

В этом году у меня было пять очень интересных проектов в кино параллельно. И я подумал, какое счастье, что работаю не ради денег. Бывали всякие периоды. У меня двое детей, и иной раз ждал звонка, чтобы позвали хоть куда-нибудь, потому что надо зарабатывать. Сейчас, к счастью, этого в моей жизни нет.

Сейчас я думаю о том, как мне сыграть ту или иную роль, потому что она мне интересна. Я работаю там, где я хочу работать. И дай Бог, чтобы этот период продлился в моей жизни, как можно дольше.

- Работа должна радовать человека, но большинство людей ходят на свою работу ради денег. Что Вы им посоветуете?

— Надо еще со школы искать себя. Я сказал когда-то давно себе, что никогда не буду делать в профессии то, что мне неинтересно. Меня никто не заставит. Если я прочитаю пьесу и пойму, что мне это не нравится, я не буду играть.

Работа — не приговор. Мы должны находить себя не только в работе.

Я люблю свою профессию. Она многогранная — можно сниматься в кино, играть в театре, вести передачи, озвучивать фильмы, мультфильмы, можно много чего еще делать.

Но я люблю играть в баскетбол, футбол, бильярд, кататься на доске в горах, ловить рыбу. Это тоже часть жизни. Жизнь разнообразна, и нельзя загонять себя в какие-то рамки. Я занимаюсь любимым делом — и я счастлив.

У меня есть однокурсница, с которой мы работаем в театре Вахтангова. Она еще и прекрасная рукодельница. Она шьет игрушки. Она научилась ювелирному делу и создает украшения. Это приносит ей удовлетворение, что важно.

Занавес приоткрыт: что скрывается под "Золотой Маской в Эстонии" >>

247
Теги:
Бег, "Золотая маска в Эстонии", Царь Эдип, интервью, Национальный театр Греции, Театр имени Евгения Вахтангова, Людмила Максакова, Римас Туминас, Виктор Добронравов, Эпидавр, Пелопоннес, Москва, РФ, Россия, ЭР, Таллинн, Эстония, Драматический театр
Тема:
"Золотая Маска" в Эстонии (28)
По теме
Фестиваль "Золотая Маска в Эстонии" стартовал: нация собирается в партере
Афиша "Золотая Маска"
"Золотая Маска" просит власти Эстонии увеличить финансирование
Комментарии
Загрузка...