Эстонские кибер-воины за работой

Эстония превратилась в зону "боевых действий". В киберпространстве

562
"Русские хакеры" — раскрученный на Западе бренд, используемый в антироссийской пропаганде по самым разным поводам. Но именно в Североатлантическом альянсе созданы кибернетические войска и проводятся международные учения военных IT-специалистов. Такие, как в Эстонии.

Страны Балтии — в гуще событий, единственный в Балтийском регионе Центр киберзащиты НАТО находится в эстонской столице. В городе Тарту на базе Академии Сил обороны 2-6 декабря проходят масштабные учения НАТО Cyber Coalition, в которых участвуют 700 специалистов из 27 стран НАТО и шести партнеров альянса — Японии, Алжира, Австрии, Финляндии, Ирландии, Швеции.

В ходе учений разыгрывается приближенный к реальности сценарий киберсражения.

И это не "танчики-стрелялки", а отработка скрытного воздействия через сети на жизненно важные системы государства-противника — энергетические, коммуникационные, оборонные и другие.

"Боевые действия" отрабатываются в тесной координации эстонских специалистов с коллегами из стран альянса.

Призванные решать проблемы кибербезопасности в оборонной сфере Кибернетическое командование и соответствующие войска общей численностью 300 человек появились в Эстонии летом 2018 года. По данным "Глобального индекса кибербезопасности", эстонцы сразу же завоевали пятое место в мире и четвертое — в Европе (после Великобритании, Франции, Литвы). Не ясно лишь, ради чего Эстония тратит столько усилий и денежных средств.

Туманная версия Хайрка

Ранее о противостоянии "более мощному киберпротивнику" и множестве DDoS-атак, которые довелось пережить Эстонии, рассказал командующий кибервойсками Андрес Хайрк. Главная мысль "цифрового" военачальника: "Чтобы защититься, надо уметь атаковать". Цель подобных наступательных операций — поразить противника в киберпространстве "для сохранения собственного суверенитета и свободы действий".

Действительно, в современном мире у любого конфликта имеется кибернетическое измерение, но критерии определения противника, признаков агрессии и начала ответной (превентивной) операции выглядят расплывчато. Правовые основы для DDoS-атак отсутствуют. Туманное определение Хайрка "более мощный киберпротивник" может относиться, пожалуй, лишь к первой четверке "Глобального индекса кибербезопасности" (США, Великобритания, Франция, Литва), ведь Эстония — пятая.

А Россия и Китай, к примеру, не входят даже в первую десятку. Численность кибервойск: в США — 19 тысяч, в Германии — 12 тысяч, в России — около 1 тысячи военнослужащих.

Кто может угрожать странам Балтии и каким стратегическим объектам на территории Эстонии? С военно-кибернетической точки зрения целей там немного.

С другой стороны, крупная ядерная держава может оказаться уязвимой для кибернетических диверсий — своими АЭС, системами космической разведки и ПВО-ПРО, ударными ракетными комплексами. Так, в России осенью 2019 года все оперативно-тактические комплексы "Искандер-М" интегрированы в единую сеть управления, подключены к "военному интернету" и способны теперь получать боевые задания в режиме реального времени.

Киберучения
© Foto : Kaitseväe Peastaap
Киберучения

Вместе с тем "Искандеры" сегодня или завтра могут стать целями кибератак. Возможно, подобные технологии и отрабатывают на учениях НАТО Cyber Coalition в Тарту.

Агрессивные планы

Всякие военные маневры предполагают обязательное наличие противника, плана, карты, замысла, решения, сил и средств. Планом предусмотрен порядок действий на каждый этап войсковой операции. Многонациональные учения НАТО Cyber Coalition — не исключение.

Интересно было бы посмотреть, на какую глубину простираются планы и проекции силы альянса. Планы, безусловно, агрессивные, ведь оборонные расходы условного противника (а это Россия) в 2018 году составили 61,4 миллиарда долларов — менее 10 процентов от военных расходов США (649 миллиардов долларов). Альянс располагает триллионным военным бюджетом, несопоставимыми экономическими и человеческими (мобилизационными) ресурсами.

Необходимо осознавать: расширение НАТО на восток, строительство военной инфраструктуры в странах Балтии — не стихийный рост зоны демократии и прав человека, а реализация жесткого плана экспансии. Многосерийные и дозированные — ниже порога традиционного военного конфликта — маневры войск (а тут и хакеров) и другие операции по отдельности не преследуют глобальных целей, но совокупность атакующих уколов обещает в перспективе свободу действий на территории условного противника и значительный результат.

Поэтому у границ Российской Федерации традиционные и кибернетические войска НАТО никого не защищают. Напротив, здесь планируют и отрабатывают ударные, десантные и наступательные операции.

Возможно, эстонские кибервойска и киберополченцы действуют в пределах зоны ответственности Министерства обороны республики и не заглядывают за горизонт сиюминутных событий. Однако Центр киберзащиты НАТО главкому эстонских вооруженных сил не подчиняется, может быть интегрирован в американскую систему быстрого глобального удара и определенно находится в списке приоритетных целей условного противника.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

 

562
Теги:
НАТО, страны Балтии, Эстония, киберучения, киберсилы
Тема:
Войска киберНАТО (40)
По теме
Политолог: эстонские киберучения - это пропаганда против РФ
Международные киберучения в Таллинне завершились победой НАТО
Букштейн: смысл киберучений НАТО вызывает у спецов улыбку
Загрузка...


Орбита Sputnik