Украинские танки вошли в Авдеевку

Роода: новые столкновения на Украине неизбежны

19339
(обновлено 12:37 12.02.2017)
Нежизнеспособность Минских мирных договоренностей, нежелание Киева считать повстанцев равноправной стороной переговоров предопределили новый виток гражданской войны, считает высший офицер-аналитик военной разведки в отставке Виллем Роода

Нет ничего неожиданного и удивительного в том, что обстановка на Украине вновь обострилась. Лишь время и масштаб неизбежного нового боевого противостояния оставались до определенного момента неизвестны. Даже место столкновения можно было предугадать.

Авдеевка была одним из трех наиболее вероятных мест столкновения и применения тяжелых вооружений и ударов по густонаселенным пунктам. Похоже, именно мертвые мирные жители были главной целью провокации. В политическом отношении жертвы среди мирного населения — это более весомый фактор, чем погибшие военные. И снова мир подсчитывает артиллерийские удары по поселкам и число смертей некомбатантов по обе стороны фронта.

Противостоящие войска глубоко вкопались в землю и оборудовали эшелонированные линии обороны по обе стороны линии соприкосновения. Прорыв такой линии обороны с обеих сторон потребует больших сил и повлечет за собой значительные потери, которые могут оказаться еще больше, если дело дойдет до уличных боев. А количество сил и средств у обеих сторон ограничено.

Таким образом, помимо создания трех коридоров возможного прорыва войск, одним из которых является коридор в районе Авдеевки, иных военных результатов нового обострения ситуации ожидать не приходится.

Во вред интересам России

Нынешние боестолкновения в районе Авдеевки носят не столько военно-оперативный, тем более стратегический, сколько провокационный характер. Возможность спровоцировать противника в такой обстановке всегда найдется. Достаточно одного выстрела — и немедленно последует ответный, факт которого можно подать общественности в соответствующем свете.

В Авдеевке все началось, казалось бы, с совершенно безобидного и незначительного маневра подразделения ВСУ, в ходе которого группа военнослужащих переместилась на "ничейную" территорию, и по ним был открыт огонь. Перестрелка постепенно накалялась, и дело дошло до применения орудий и минометов. Обе стороны направили в район перестрелки танки и иную бронетехнику, подключились снайперы, заработали системы залпового огня.

Это или любое иное возобновление боевых действий на Украине менее всего выгодно России.

Украина в последнее время, в силу внутренних и внешних политических и экономических проблем, чувствует себя обделенной вниманием западных СМИ. Тема бед Украины к моменту обострения хотя еще и обсуждалась в Европе и США, но уже не в качестве главной, а, скорее, второстепенной. У кого-то в Киеве сдали нервы, не хватило выдержки отнестись к этому спокойно.

Нет достоверных данных о том, что "хитрый" маневр подразделением ВСУ в Авдеевке был совершен по приказу правительства или президента Украины с целью обострить ситуацию и вновь привлечь к стране внимание мировой общественности. Однако совершенно очевидно то, что происшедшее более выгодно Украине и наносит вред России.

И именно в ее адрес раздался дружный (а может, уже и не такой дружный) хор обвинений. Москва попала в очень неудобное положение. Хотя многие на Западе склонны по какой-то причине утверждать обратное, Москва на самом деле не может отдавать прямые и обязательные к исполнению приказы ни Донецкой, ни Луганской народным республикам, и она не имеет реальных мер воздействия на их руководство. Ее влияние на непризнанные республики вовсе не так сильно, как утверждают западные средства массовой информации и некоторые политики.

В то же время она не может перекрыть для республик возможности пополнения израсходованных ополченцами в боях боеприпасов, вышедшего из строя вооружения и боевой техники. Она не может сделать ничего, что могло бы ухудшить положение ополченцев, пока конфликт не будет решен мирным путем.

Среди россиян сторонников Донецка и Луганска намного больше, чем признается Москвой. Прекращение поддержки ополченцев было бы расценено как предательство и вызвало бы сильную реакцию с непрогнозируемыми последствиями. Кремль не может своей волей прекратить оказание помощи повстанцам, даже если бы ему этого хотелось.

Противостоящие стороны на Украине оказались в своеобразном клинче. Любая из них, решись она попробовать покончить с проблемами силой, разгромить противника не сможет и лишь вызовет нагнетание ситуации, что приведет к ухудшению ее собственных позиций.

Одно мерило на все случаи жизни

Странно наблюдать, как нежизнеспособные Минские мирные соглашения превращаются в некий универсальный инструмент оценки действий всех вовлеченных тем или иным образом в противостояние сторон. Но соглашения были обречены уже на момент их подписания. Они заключались под давлением государств, которые сами в военном конфликте непосредственно не участвовали и не участвуют. Что касается тех, кто в нем завяз, то даже первого прочтения документа достаточно, чтобы убедиться, что они ничего, кроме первого этапа — заключение перемирия и отвод тяжелого вооружения, выполнять и не собирались.

Другие положения соглашения были невыполнимы, так как их реализация потребовала бы куда более сильной поддержки вовлеченных государств, чем простая подпись на бумаге. Минские соглашения следовало обсуждать более тщательно и подробно, с использованием более длительных перерывов для консультаций между этапами переговоров. Требовалось применить более сильные международные гарантии для обеспечения выполнения соглашения.

В идеале соглашение, которое действительно привело бы к миру, следовало заключить между Украиной и ДНР и ЛНР. А Россия, США и ЕС присутствовали бы в качестве посредников и гарантов.

В пока еще действующем Минском соглашении, в частности, зафиксировано, что контроль над всем восточным участком границы страны будет передан украинской стороне. Но это означало бы фактическое окружения десятков тысяч вооруженных ополченцев еще до вступления в силу гарантий их безопасности, обусловленной соглашением. Контроль над границей следовало бы передать на согласованных сторонами условиях международным организациям.

Минское соглашение предусматривает также сдачу ополченцами оружия без должных гарантий их безопасности. Но не были оговорены статус "мятежных" территорий и гарантии их безопасности на тот период времени, когда они еще только будут переходить под контроль международных сил. Фактически повстанцы оказались бы во власти и под контролем противоположной стороны.

Ничем иным, как актом капитуляции, назвать все это нельзя. И это была бы капитуляция не только повстанцев, но и России. Именно этого от нее на самом деле сейчас и требуют. И именно этого она не сделает, хотя и принимает некоторые меры сдерживания притока прибывающих на юго-восток Украины российских добровольцев.

Похоже, изначально, еще до подписания Минских договоренностей, подразумевалось, что выполнить их полностью невозможно, надежды возлагались только на первый этап процесса примирения с перспективой на дальнейшие переговоры. В то же время применяемые в отношении России экономические санкции жестко привязаны к выполнению Минских соглашений в целом.

Киеву следует пересмотреть свою риторику

Тем временем Киев продолжает утверждать (и Эстония ему вторит), что против него воюет Россия и возлагает на нее ответственность за новое обострение ситуации. Неясно, каким образом могут воевать между собой государства, которые имеют действующие дипломатические и хотя и в сокращенном объеме, но все же и экономические отношения. И в рамках этих отношений Россия оплачивает Украине транзит своего природного газа через ее территорию, чем обеспечивает значительную часть валютных поступлений Киева.

Стоит напомнить, что когда весной 2014 года подразделения добровольцев родом преимущественно из западных регионов Украины на бронетехнике выдвинулись против восставших регионов, им противостояли лишь малые и плохо вооруженные подразделения ополченцев. В регионе проживало свыше 10 тысяч кадровых и отставных военных, но имелось лишь немногим более двух тысяч автоматов Калашникова, несколько сот легких пулеметов и гранатометов РПГ, зенитных пулеметов ЗУ-14,5.

Решение Украины применить силу против восставших регионов, первоначальная нерешительность России относительно ее позиции в ситуации с Донецком и Луганском и последующие действия сторон, которые принимались уже по ходу поражений и побед повстанцев, завело ситуацию в тупик. Поезд с возможными хорошими решениями, к сожалению, уже убыл. Тысячи вооруженных повстанцев оказались в положении, когда они чувствуют себя в безопасности, лишь держа в руках оружие.

Официальный Киев не признает их даже в качестве повстанцев, ведущих боевые действия против правительственного режима. Киев трубит по всем возможным каналам, что в стране нет никакой гражданской войны, а имеет место лишь вооруженная агрессия России, боевые действия против центрального правительства ведут российские вооруженные силы и небольшое количество украинских террористов. Соответственно, со стороны правительства воюет как бы не армия Украины, а антитеррористические подразделения.

Как можно всерьез говорить о выполнении Минских соглашений, если ополченцев приравнивают к террористам?

Выполнение той части Минских соглашений, которая предусматривает особый статус ДНР и ЛНР, могло бы способствовать разрешению конфликта. Но она сформулирована размыто и предусматривает неверную последовательность действий. Тысячи вооруженных повстанцев не увидели в них для себя никаких гарантий безопасности. Никто даже не собирался их им предоставлять. Ведь они — "террористы".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

19339
Теги:
Минские соглашения, обострение ситуации в Донбассе, военная операция на юго-востоке Украины, Виллем Роода, Авдеевка, Украина, Донбасс, Россия
По теме
Басурин: украинские cиловики готовят наступление по всей линии фронта
Эстония ужесточила позицию против России по вопросу Украины
Песков: Украина де-факто признала наступательные действия в Донбассе
Президент Эстонии Керсти Кальюлайд

Что видит в своих предновогодних "русских" мечтах президент Эстонии Кальюлайд

1335
(обновлено 15:57 29.12.2019)
Предновогоднее интервью президента Эстонии Керсти Кальюлайд, данное телеканалу ETV+, удивило противоречием фактов и выводов, которые сделала глава государства. Особенно это касалось судьбы русскоязычного образования, пишет колумнист Sputnik Эстония Борис Григорьев.

Президент Эстонии так часто в своих интервью и речах говорит о необходимости перевода русскоязычного образования страны на эстонский язык, что невольно задаешься вопросом, неужели все остальные проблемы в стране уже решены и теперь всеобщему счастью мешают лишь русские, сопротивляющиеся ликвидации "ради их же блага" образования на родном языке?

 Керсти Кальюлайд наряжает ель
© Фото : VABARIIGI PRESIDENDI KANTSELEI
Керсти Кальюлайд наряжает ель

"В школах с эстонским языком обучения говорят, что у них очень много русских ребят, готовых приехать издалека, чтобы учиться в эстонской школе. Точно так же в Нарве. Когда я общалась с русскоговорящими людьми, между прочим, некоторые из них приехали работать в Нарву из Тарту, они говорили, что когда дети пойдут в школу, им придется вернуться в Тарту, поскольку в Нарве нет эстоноязычной школьной среды", — говорит президент.

Удобные люди

Меня всегда удивляло умение Керсти Кальюлайд слышать лишь то, что ей хочется слышать, и пропускать мимо ушей аргументы, которые не ложатся в канву ее личного мировосприятия.

Нет сомнений в том, что хорошенько поискав, и в Нарве, и в других городах страны можно найти русскоязычных людей, которые скажут президенту что угодно. Но подобные "удобные" люди совершенно не определяют настроения среди своей общины.

Если президенту так важно каждый раз слышать о том, что именно ее мнение является истиной в последней инстанции, то легче всего для этого было бы вообще каждый раз приглашать на встречи лишь Евгения Криштафовича или Сергея Метлева. Но разве это решило бы хоть одну из проблем в межнациональных отношениях?

"Как я понимаю, все жители Эстонии хотят, чтобы наши дети росли вместе, независимо от того, какой язык для них родной. И поэтому они отдают своих детей в эстонские детские сады и эстонские школы. И таких людей становится все больше", — продолжает Кальюлайд и тут же противоречит сама себе, сообщая, что ее собственные внуки ради того, чтобы знать другой язык, ходят в русский детский сад.

То есть что же получается — с одной стороны, президент призывает полностью перевести образование на эстонский язык "ради единства", а с другой, пользуется имеющейся двуязычной системой обучения ради будущего собственных внуков?

Значит и у нынешней системы есть свои плюсы! И почему после этого "единение" должно происходить именно на базе эстонского языка?

Факты, что дышло…

Ссылки президента на то, что результаты теста PISA в русских школах чуть слабее эстонских, не выдерживают критики, т.к. показатели отличаются не сильно, и в любом случае выше среднего по Европе, а учитывая то давление, которое оказывает уже много лет эстонское государство на русскоязычное образование, полученные результаты можно считать блестящими.

Логично предположить, что без давления и при возобновлении полноценного воспроизводства кадров для русских школ, русскоязычные школьники вполне могли бы даже опередить эстоноязычных. Так может проблема все-таки не в языке, а в чем-то ином? Но этого эстонские политики, включая президента, признавать никак не хотят.

"В то же время я считаю, что там, где больше детей с домашним русским языком, в школах необходимо ввести углубленное изучение русского языка, русской литературы и культуры. И это нам по силам. Даже в будущем, при эстоноязычной школьной системе. И это нужно осуществить", — говорит глава эстонского государства.

Благими намерениями

Помня о том, куда ведет дорога, выложенная благими намерениями, а также общее отношение в Эстонии ко всему русскому, сомнений в том, что при реализации идеи Кальюлайд обучение русскому языку и культуре опустится до уровня факультатива, не остается. И это при наличии в стране трети населения, считающего русский язык родным! 

Так может президенту наконец стоит более трезво взглянуть на действительность? Можно сколько угодно мечтать о том, что перевод всех школ на эстонский заставит местных русских стать эстонцами, переняв их язык и образ мышления. На самом же деле ассимилируются лишь единицы. Еще часть из-за слабой восприимчивости к чужому языку люмпенизируется. Основная же часть всеми возможными способами будет саботировать систему, затаив фигу в кармане.

Но пожалуй, самым странным на фоне вышесказанного прозвучал фрагмент интервью, где президент рассказывает о своем сыне, спросившем у нее, почему в Эстонии плохо быть русским.

"Однажды, придя из школы, он спросил: "Мама, почему в Эстонии плохо быть русским?" Тогда я вдруг осознала, что и я просто приняла образ мыслей некоторых людей в Эстонии: дескать, раз ты русский, то это плохо. Мой ребенок был чистым листом, приехав в Эстонию из мультикультурной общины, и этот вопрос возник у него за какие-то два месяца. Значит, где-то это кроется. И значит, мы должны говорить об этом", — признается президент.

Не знаю как вам, но мне, как русскому жителю Эстонии, в ответ на такой вопрос ребенка даже в голову не пришло бы сделать вывод о том, что лучшим способом исправить ситуацию было бы… сделать русского эстонцем.

Разве сблизить живущие в стране общины можно лишь через ассимиляцию одной из общин? Практика многих стран, в том числе той, где жила и работала при Европейской счетной палате Керсти Кальюлайд, показывают совершенно иное.

Но для того, чтобы осознать возможность иного подхода, нужно отказаться от догматического мышления, а это, видимо, нынешнему президенту Эстонии не под силу.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

1335
Теги:
образование, президент, интервью, Керсти Кальюлайд, Эстония
Тема:
Керсти Кальюлайд, женщина-президент Эстонии
По теме
От Москвы до Нью-Йорка: в какие страны ездила президент Керсти Кальюлайд в 2019 году
Керсти Кальюлайд пригласила Путина в Эстонию — когда его ждать
По стопам Кальюлайд: глава лютеран Эстонии уехал в Москву к патриарху Кириллу
Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) во время встречи

Эрдоган учит американцев терпеть Путина. И с ним ничего нельзя сделать

141
Соединенным Штатам, которые не могут приструнить турецкого Эрдогана, придется буквально оттачивать навыки терпения в отношениях с китайским лидером Си и российским президентом Путиным, считает колумнист Иван Данилов.

Наблюдая за тем, что происходит в Анкаре и в отношениях между Турцией и НАТО, некий западный дипломат пожаловался американскому изданию The Wall Street Journal: "Это как наблюдать автокатастрофу в замедленной съемке". Дипломат по понятным причинам пожелал сохранить свою анонимность, и оттого история не узнает имени автора самого лучшего описания геополитического кризиса, который прямо сейчас разворачивается на южном и юго-восточном флангах НАТО.

Кризис уже до такой степени серьезен, что в американском инфополе ведется довольно-таки откровенная дискуссия на тему "А что Вашингтон, собственно, может сделать со строптивым Эрдоганом?" — и результаты этого коллективного опроса экспертов, дипломатов, аналитиков и чиновников многое говорят о состоянии мировой американской гегемонии и о том, как себя чувствует блок НАТО, пишет колумнист Иван Данилов на РИА Новости.

"Что НАТО может сделать с Турцией?", задается вопросом американское агентство Bloomberg, одновременно жалуясь на то, что НАТО — это "не клуб". Обычный клуб (видимо, подразумевается типичный лондонский клуб джентльменов или американский клуб для членов богатых семей) обязательно бы "вышвырнул" Турцию — просто за плохое поведение, начиная от войны с Грецией в 1974 году и заканчивая военными эскападами в Сирии и планами "ливийского похода", а также демонстративными закупками российских комплексов ПВО.

Однако Североатлантический альянс действительно не может себя вести исходя из правил хорошего тона и вынужден руководствоваться гораздо более прагматичными (можно даже сказать, циничными) правилами реальной политики. Эта банальная констатация факта на самом деле является довольно серьезной проблемой идеологического характера. В теории американским солдатам, которым в случае активации знаменитой "статьи номер пять" Основополагающего договора НАТО придется умирать ради защиты условной Турции от внешнего нападения, хотелось бы верить, что они умирают за идеалы демократии и свободы. А получается, что умирать в случае чего придется за "интересы Белого дома и конгресса на Ближнем Востоке", что звучит уже далеко не так вдохновляюще.

Показательно, что обсуждение проблемы поведения Турции вскрывает внутренний конфликт в Вашингтоне и этот конфликт отражается в зеркале законотворчества и дипломатии самым причудливым образом.

Дело в том, что президент Трамп (вместе со своей администрацией) находится в совершенно иной реальности, нежели сенаторы и конгрессмены. Соответственно, сенаторы и конгрессмены считают, что США — это до сих пор безраздельный властелин мира, который может по щелчку пальцев заставить любого руководителя любой страны на планете буквально ползать на коленях перед эмиссарами Вашингтона и умолять их не устраивать в стране майдан, не рушить ее экономику санкциями и не уничтожать ее граждан и инфраструктуру ракетно-бомбовыми ударами.

В этом смысле конгрессмены и сенаторы, за редким исключением, являются плотью от плоти и кровью от крови своих избирателей (а также американских журналистов), подавляющее большинство которых не знает практически ничего о жизни вне своего штата или, в крайнем случае, США, не имеют паспорта, не владеют иностранными языками и учат историю и геополитику по комиксам и боевикам.

В сохранении соответствующих иллюзий им помогают журналисты и аналитики "мозговых центров", вот уже пять лет (после максимально унизительной для американцев потери Крыма, который должен был стать главным призом в блестящей операции на Украине) постоянно объясняющие американскому обществу и политической элите, что все, что нужно для победы США над Россией, Китаем, КНДР, Ираном или любой другой страной, которая не хочет подчиняться решениям Вашингтона, — это максимальное давление со стороны Соединенных Штатов. Если давление есть, а победы нет, значит, оно оказано в недостаточном количестве или недостаточно решительно.

Белый дом (и в этом смысле Барак Обама и Дональд Трамп — коллеги по несчастью) живет гораздо ближе к действительности. Президент Обама был готов рассказывать с трибуны сладкие истории про порванную в клочья российскую экономику, чтобы удовлетворить сенаторов и конгрессменов, но сильно их разочаровал, когда отказался влезать в настоящий военный конфликт с Россией из-за Сирии.

Дональд Трамп и его администрация до последнего пытаются отговорить сенаторов и конгрессменов от принятия "адских санкций" против России (о чем сообщает американская пресса, цитируя переписку Госдепа с сенатом), и они же повторили решение Обамы об избежании полномасштабного военного столкновения в Сирии. Более того: Трамп был готов делать бесконечные грозные маневры с использованием авианосцев у берегов КНДР, чтобы радовать наиболее агрессивно настроенную часть американской элиты, но пойти на настоящий конфликт он не захотел, трезво оценивая последствия. Аналогичные самоограничения Белого дома можно вспомнить в конфликтах с Ираном и даже Китаем, который Белый дом до последней возможности, вероятно, будет давить экономическими методами.

Аналитики Bloomberg, как и авторы The Wall Street Journal, на примере ситуации с Турцией пытаются объяснить американскому обществу и политической элите, что у Белого дома и конгресса США нет пульта управления реальностью, даже если им кажется, что санкции — это волшебная палочка внешней политики.

Конгресс уже принял санкции против Турции — причем в варианте, который практически выкручивает руки Трампу, заставляя его ввести карательные меры против Анкары независимо от того, считает ли он сам эти действия целесообразными.

Наиболее интеллектуально развитые американские СМИ и привлеченные ими эксперты объясняют, что санкции — это не панацея и что на самом деле любые попытки сделать Реджепу Эрдогану по-настоящему больно наталкиваются на две серьезнейшие проблемы.

Bloomberg описывает оба "ядерных варианта" Анкары, и стоит отметить, что один из этих вариантов ответа является ядерным в самом прямом смысле:

"Несмотря на все эти опасения, НАТО должна научиться жить с Турцией в связи с двумя жесткими реалиями. Во-первых, Эрдоган может исполнить свою угрозу отправить мигрантов в Европу в количествах, которые превышают население некоторых стран ЕС. Турция держит у себя 3,7 миллиона сирийских беженцев. Турция согласилась вернуть беженцев, которые добрались до Греции, в обмен на большие деньги и другую помощь от ЕС. Выход из этой сделки навредит Турции. Но, столкнувшись с унижением изгнания из НАТО, Эрдоган может решить, что оно того стоит. ЕС, между тем, с 2015 года не удалось реформировать свою систему приема мигрантов — и Европа вступила бы в очередной кризис. Еще большая опасность состоит в том, что Эрдоган отреагирует на изгнание из НАТО путем создания собственного ядерного оружия. Он определенно хочет ядерное оружие. "Запад говорит, что у Турции его не может быть, — заявил он в октябре. — Этого я не могу принять..." Поэтому турецкая бомба на Ближнем Востоке была бы катастрофой. Это почти наверняка приведет к гонке вооружений, так как не только Иран, но и Саудовская Аравия присоединились бы к Израилю в обладании ядерным оружием. Если наложить это на карту конфликтов, по сравнению с которой Европа в 1914 году выглядит простенько, то получается рецепт армагеддона".

Это — мудрый взгляд на вещи, который приучает вашингтонскую политическую элиту и американское общество в целом к весьма важному качеству, которое им очень пригодится и в следующем году, и долгие годы после него — а именно к умению терпеть.

Придется терпеть Турцию.

А еще придется терпеть КНДР.

Никуда не деться от необходимости терпеть Иран.

И конечно, само собой разумеется, что если даже нельзя как следует приструнить турецкого Эрдогана, то США придется буквально оттачивать навыки терпения в отношениях с китайским лидером Си и российским президентом Путиным.

Заметим, что если сама перспектива приобретения Турцией ядерного оружия производит неизгладимое впечатление на американских экспертов, то можно только гадать о тех непередаваемых ощущениях и эмоциях, которые они испытывают от созерцания российской ядерной триады, а также новых видов российского оружия. Напрашивается вывод, что нет лучшей инвестиции в развитие взаимоуважительных дипломатических отношений с США, чем укрепление российской способности нанести невосполнимый ущерб любому потенциальному противнику.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Читайте также:

141
Теги:
США, Владимир Путин, Тайип Эрдоган, многополярный мир
По теме
"Казус Крыма" сделал мир многополярным
Как Эрдоган "сделал ставку на Путина" и победил Трампа
Стариков: в многополярном мире Запад занял страусиную позицию
Косачев: встреча Путина и Эрдогана в Сочи стала триумфом дипломатии
Встреча главы МИД РФ С. Лаврова с премьер-министром Албании Э. Рамой

Председатель ОБСЕ отреагировал на просьбу обратить внимание на травлю Sputnik в Эстонии

0
(обновлено 15:13 26.02.2020)
Действующий председатель ОБСЕ, премьер-министр Албании Эди Рама выслушал просьбу обратить внимание на притеснения журналистов Sputnik Эстония и пообещал "запомнить"

ТАЛЛИН, 26 фев — Sputnik. Шеф-редактор Sputnik Эстония Елена Черышева, в среду, 26 февраля, в ходе встречи главы МИД России Сергея Лаврова с председателем ОБСЕ, премьер-министром Албании Эди Рамой в Доме приемов МИД, в Москве, обратилась к действующему председателю ОБСЕ, сообщает РИА Новости.

Глава Sputnik Эстония попросила обратить внимание на репрессивные меры и угрозы, которые Таллин применяет к журналистам из редакции Sputnik.

Напомним, что травля редакции Sputnik со стороны властей Эстонии дошла до того, что журналистам от имени руководства департамента полиции и погранохраны страны были высланы письма с прямыми угрозами возбуждения против них уголовных дел в случае, если они до 1 января 2020 года не прекратят трудовые отношения с головной организацией (МИА "Россия Сегодня").

Председатель ОБСЕ признался, что эта ситуация является чем-то, что что не входит в его полномочия. Но при этом Рама подчеркнул, что услышал все, что ему сказали, и пообещал "запомнить это".

"Да, я послушал все, что вы сказали. Это что-то, что не входит в мои полномочия, но, конечно, я запомню это", - заявил он.

Рама, который одновременно является премьер-министром Албании, на фоне этого заявления также отметил работу Sputnik Албания. Он сказал, что агентство в Албании уважают и заверил, что "с ними ничего не произойдет".

Напомним, что ранее, в ходе встречи, Рама также подчеркнул, что "не считает Россию врагом". Шеф редактор Sputnik Эстония Елена Черышева в публикации на своей странице в Facebook дала понять, что это достойное заявление со стороны премьера страны, которая входит в НАТО. "Могут же некоторые и в НАТО быть, и Россией не пугать", - отметила она, намекая на традиционную и столь любимую натовцами русофобию.

Стоит отметить, что притеснение журналистов российских изданий в странах Балтии - было одной из проблем, которую Лавров и Рама обещали рассмотреть в ходе встречи в Москве.

Как травят Sputnik Эстония

Власти балтийских стран неоднократно чинили препятствия работе российских СМИ. В МИД РФ заявляли о явных признаках скоординированной линии этих государств. Случаи с притеснениями СМИ в странах Балтии, отмечали в российском министерстве, "наглядно демонстрируют, чего на практике стоят демагогические заявления о приверженности Вильнюса, Риги и Таллина принципам демократии и свободы слова".

С 1 января 2020 года сотрудники Sputnik Эстония были вынуждены разорвать трудовые отношения с МИА "Россия сегодня" в связи с угрозами эстонских властей о возбуждении уголовных дел. Накануне нового года все сотрудники Sputnik Эстония получили письма от руководства Департамента полиции и погранохраны о необходимости прекратить работать на МИА "Россия сегодня", в противном случае людям грозила тюрьма.

Таллин объяснил свои действия необходимостью исполнять санкции, введенные Евросоюзом 17 марта 2014 года против ряда физических и юридических лиц в свете событий на Украине. Однако в санкционном списке значится не МИА "Россия сегодня", а его генеральный директор Дмитрий Киселев.
Отметим, что, как отмечал сам Дмитрий Киселев, Эстония - единственная страна Евросоюза, которая таким странным образом трактует ограничительные меры.

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир уже обращался к Таллину с призывом воздержаться от ненужных ограничений работы Sputnik Эстония. Он отмечал, что расширение индивидуальных санкций ЕС против Киселева на все агентство и журналистов может стать большой проблемой для свободы прессы во всем мире.

Ранее президент России Владимир Путин, комментируя ситуацию вокруг Sputnik Эстония, заявлял, что российские власти будут поддерживать Sputnik при работе в других странах.

В международной организации "Репортеры без границ" (RSF) в ответ на письмо МИА "Россия сегодня" сообщали, что организация изучает ситуацию с положением русскоязычных СМИ в Эстонии.

МИА "Россия сегодня" просит пересмотреть дискриминационную политику в отношении Sputnik Эстония и готово предложить надлежащую оценку этого беспрецедентного случая.

0
Теги:
ОБСЕ, Эстония
По теме
Глава Sputnik Эстония: в Таллине о свободе слова речь даже не идет
Москалькова обсудила с генсеком СЕ ситуацию вокруг Sputnik Эстония
Черышева: действия Таллина в отношении Sputnik Эстония являются цензурой